Общинное проживание в России



Нищета и лишения вытесняли людей из деревни, в то время как советские официальные кампании индустриализации поощряли (а иногда и вынуждали) их переселение в города. С 1920-х по 1950-е годы значительное число советских семей жили в коммунальных квартирах, в то время как многие жили в худших условиях в казармах или»общежитиях»(массовое жилье для рабочих). Для многих семей получение комнаты в коммунальной квартире представляло собой шаг вверх в их жилье, особенно если они оказывались в самых желанных городах Москвы или Ленинграда. Как и Ираида Яковлевна из»комнаты для дочери», Многие люди без жилья, особенно из сельской местности, пытались устроиться дворниками, чтобы получить комнату в городе. В Советском Союзе жилье в города принадлежали правительству. Она распределялась муниципальными органами или государственными ведомствами на основе установленного количества квадратных метров на человека. Как правило, у жильцов не было выбора в предложенном им жилье. Арендная плата и плата за коммунальные услуги, такие как вода и электричество, не составляли значительную часть семейного бюджета. Они не покрывали реальных расходов и субсидировались правительством. Доступ людей к жилью аналогичен их доступу к потребительским товарам, поскольку он зависит от их положения в обществе и места работы. Часто жилье (так называемое»ведомственное жилье») предоставлялось рабочим местом. Административный контроль за жильем и передвижением граждан осуществлялся с помощью вида на жительство. В городах вплоть до 1970-х годов большинство семей жили в одной комнате в коммунальной квартире, где они страдали от перенаселенности и имели мало надежды на улучшение своего положения. Сравнительное меньшинство людей жило в»частные»квартиры или еще жили в общежитиях и казармах. Хотя еще в 1930-х годах частная квартира для каждой семьи была объявлена целью советской жилищной политики, масштабное строительство началось только в конце 1950-х годов. Обширное строительство некачественных пятиэтажек из бетонных блоков, получивших название»хрущевки»(или»хрущебы», что рифмуется с русским словом»трушобы», означающим трущобы), несколько смягчило ситуацию. (Мы перевели это слово как»хрущевское жилье», когда оно появляется в клипах.) Тем не менее, заявленная цель не была достигнута даже в 1980-е годы, когда высотные проекты с частными квартирами стали основной формой городского жилья. В то время в некоторых городах, в том числе в Ленинграде, почти треть населения была занята жильем. Начиная с 1960-х годов, люди, которые не могли рассчитывать на вступление в Жилищный список, потому что их нынешняя площадь превышала правовую норму (i.e, они имели больше чем 5 квадратных метров в персону) смогло внесите свои личные средства в кооперативный проект строительства и получите то, что было названо»кооперативной квартирой». Только более обеспеченная часть населения могла себе это позволить, и здесь также объем жилой площади, уже имевшийся у семьи, не мог превышать определенных пределов. Предел в девять квадратных метров на человека держался до начала 1980-х годов, после чего он начал увеличиваться. При расчете квадратных метров правительство учитывало не только первичную жилую площадь семьи, но и, если таковая имелась, дачу. Для тех, кто мог вступить в кооператив, жилье было сравнительно доступным: цена квадратного метра в кооперативной квартире была примерно равна среднемесячной зарплате. В современном Санкт-Петербурге (2006), напротив, рыночная стоимость квадратного метра в самой дешевой новой квартире примерно в десять раз превышает среднемесячную зарплату. Еще один способ улучшить свои условия жизни, хотя и не на много, был»обмен»: вы могли обменять свой жилье с другими людьми. Если, например, семья с одной большой комнатой в коммунальной квартире разделится на две (например, после развода), то эти люди смогут обменять свое жилое пространство на две маленькие комнаты в разных коммунальных квартирах. Говорили, что люди, получившие одну большую комнату,»съезжаются вместе», а те, кто поменял две маленькие комнаты,»отдаляются друг от друга»или»разделяются». Аксенов, Константин, Изольда Брэд и Евгений Бондарчук (2006). Трансформация городского пространства в постсоветской России. Лондон: Routledge. Bater, James H. (2001). Адаптация к изменениям: привилегии и место в постсоветском центре Москвы. Канадский Географ. 45(2): 237-51. Brumfield, William C.

рубль, eds. (1993). Русское жилье в современную эпоху: дизайн и социальная история. Вашингтон, центр Вудро Вильсона и Кембридж: Cambridge University Press. Brumfield, William Craft (1990). Перестройка Русской Архитектуры: Западные Технологии, Утопические Мечты. Вашингтон, Международный Центр ученых им. Д. К. Вудро Вильсона. Бакли, Роберт м и Евгений Н. Гуренко (1997). Жилье и распределение доходов в России: наследие Живаго. Наблюдатель Исследования Всемирного Банка 1(2(1):19-3(2. Chaplicka, John, Blair A. Ruble, and Lauren Crabtree, eds. (2003). Составление городской истории и формирование гражданской идентичности. Washington, D. C Woodrow Wilson Center Press. Harris, Steven E. (2003). Переезд в отдельную квартиру: Строительство, распределение, меблировка и проживание городского жилья в Советской России, 1950-е-1960-е годы. Кандидатская диссертация, Чикагский университет. Копп, Анатоль (1970). Город и революция: советская архитектура и градостроительство, 1917-1935. Нью-Йорк: Г. Бразиллер. Коткин, Стивен (1995). Магнитная Гора: сталинизм как цивилизация. Berkeley: University of California Press. Reid, Susan E.

(2006)

‘Смысл дома:’ единственный кусочек мира, который вы можете иметь для себя. В границах социализма: частные сферы Советской России, Льюис Siegelbaum, ed. Gordonsville, VA: Palgrave